?

Log in

No account? Create an account

о кино

Я думаю, что у фильмов есть своя собственная жизнь. Фильм - это всё равно что человек. А ведь нет такого человека, который был бы настолько популярен, чтобы его любили все на свете. Я бы не выбрал себе в друзья человека, который так популярен, что у него друзья просто повсюду, это бы меня скорее насторожило. Я бы скорее подружился с человеком, у кого друзей мало и даже есть враги. С кино - то же самое. Интереснее найти собственное кино, нежели просто смотреть Голливуд. Наш мир теряет разнообразие, становится монокультурным.

В кино важна недосказанность. Да, в моих фильмах всегда много неясного, абстрактного - считайте, что это дань уважения вашему воображению. Отдельные ситуации универсальны, вы можете понять происходящее исходя из собственного опыта. Другие - туманны, и вам придется придумывать самостоятельную интерпретацию.

Апичатпонг Вирасетакул

ради чего жить

На свете есть только две вещи, ради которых стоит жить: любовь к красивым девушкам, какова бы она ни была, да новоорлеанский джаз. Всему остальному лучше было бы просто исчезнуть с лица земли

данность

Да. лучше поклонятся данности
с убогими ее мерилами,
которые потом до крайности,
послужат для тебя перилами
(хотя и не особо чистыми),
удерживающими в равновесии
твои хромающие истины
на этой выщербленной лестнице.
И.Б.

Может, он будет вечно петь свою дурацкую песню про море, оставаясь на берегу. а, может, он отправится в плавание, встретит подводную лодку и станет жить в ней, будет плавать вместе с аквалангистами

Бабис Макридис
lj-ljpg

стены

Прошли годы, и я все еще не могу решить одну из загадок: "Wally в городе". Я нашел его в магазине, в аэропорту и на пляже, но не в городе. Вот мне интересно: если я не могу найти человека, когда знаю, кого ищу, как я могу найти человека, когда я не знаю, кого ищу?
Глухие стены

original

подземка

— вы любили когда-нибудь ? 
подошел он к ней неожиданно 
после долгой перестрелки зрачками 
— конечно любила 
взялась она крепче за поручень 
— сильно? 
улыбнулся открыто 
— достаточно 
пыталась она отвести глаза 
от мужского лица красивого 
— а любовь с перового взгляда 
как вы думаете 
существует? 
развращал он ее добродетель 
синим-синим как небо взором 
— я в метро не знакомлюсь 
тем более не влюбляюсь 
поправила она сумочку 
— а что вам мешает? 
поддержал он ее 
когда поезд качнуло 
— романтики не хватает 
ощущала она его сильную руку 
и мягких ароматов присутствие 
— так считаете? 
я выйду на следующей 
вы ее сразу почувствуете...

Я знаю, что я ебнутый параноидальный невротик. И я построил на этом карьеру — ура, черт возьми.

Когда я родился, мой левый глаз был полностью парализован. Мое веко было намертво закрыто, и в тот момент все решили, что так я и проживу всю свою жизнь. А потом какой-то адский специалист решил, что можно попробовать разработать мне мышцу. Так что с того момента, как я появился на свет, и до шести лет я перенес пять крупных операций. Причем последнюю они здорово просрали — так, что я чуть не ослеп. Тогда мне выдали эту повязку, которую я проносил около года, и сказали: «Ну, знаешь, глазик просто стал ленивым, пока мы с ним возились». Но я знал, что это чушь, ведь они просто чуть не просрали мой глаз.

Меня раздражает то, насколько сладкий у меня голос. Это до усрачки нескромно. А еще меня раздражает то, насколько благовоспитанно он может звучать в тех случаях, когда я пою о чем-то глубоко наркотическом и кислотном по своей природе.

Если бы я жрал тяжелые наркотики, думаю, это привело бы к тому, что я звучал бы как Брайан Адамс.

Нет ничего более скучного, чем звезда рок-н-ролла, которая в деле уже более десяти лет, и которая ожидает внимания везде, где появляется, и которая нажирается до беспамятства, и которая давно уже стала несносным ублюдком, рыхлым и бездарным мудаком с раздутым эго.

Мне надо что-то сделать с тем выражением, которое красуется на моем лице. Хотя выражения своих лиц люди получают еще при рождении — как мой отец, который родился с лицом, которое все хотели набить.

У тебя не будет настоящих друзей, пока ты не научишься искренне любить всех. В этом случае я в жопе, да?

Наверное, на свете есть такие люди, которых вы можете обидеть тем, что ничего не делаете.

Умение убить человека не следует путать с желанием убить человека.

Когда я внимательно читаю о том, как развивалась история после Второй мировой, и о том, из чего складывалась политика Запада по отношению к остальному миру, я понимаю, что надежды у этого мира нет.

Мне кажется, что самое главное в музыке — это чувство освобождения.

Мои песни — это мои дети. Кто-то остается со мной, кого-то я должен отправить на войну.

Эти хряки не позволили нам выступить на «Грэмми», потому что им показалось, что мы плохо скажемся на их рейтинге. А мы были так счастливы, когда это услышали.

Знаете, я могу страшно нажраться и торчать в каком-нибудь клубе в понедельничную ночь, и тут ко мне подойдет какой-то чувак, который купит мне выпивку и скажет, что моя последняя песня изменила его жизнь. А это что-то значит, поверьте.

Иногда мне кажется, что вся благотворительность сводится к вытиранию крови с больничного пола, и это, конечно, позор.

Знаете, если вам скучно слушать музыку, значит, вам скучно слушать музыку. Поделать тут нечего.

Иногда лучшее, что ты можешь сделать с гитарой, — это просто разглядывать ее.

Основной смысл создания музыки заключается в том, чтобы дать голос вещам, которые его никогда не имели.

Том Йорк

Шел чудак, 
Раскаленному солнцу подставив нагретый чердак. 
Шел чудак. За спиной его тихо качался рюкзак. 
Шел домой, 
Представляя, как все удивятся тому, что живой. 
Что ничто не случилось такого с его головой. 
Так и есть. 
У него для людей была самая добрая весть. 
И он шел по дороге, от счастья светящийся весь. 
Love and peace! 
Люди могут, конечно, спастись от падения вниз. 
И он шел рассказать им о том, как им можно спастись. 
Рассказал. 
И напуган был всем этим весь этот зрительный зал. 
И слова его долго летели сквозь этот базар 
В пустоту. 
Он шел к людям, он нес им надежду, любовь, красоту. 
Люди взяли его и гвоздями прибили к кресту. 
Каждый раз, 
Когда сходятся звезды, сойдя со своих звездных трасс, 
Все становится ясно без всех этих жестов и фраз. 
Каждый раз, 
Когда кровь на ладонях и падают слезы из глаз, 
Очень больно смотреть, если кто-то страдает за нас. 
© Александр Васильев

обьятия

Только деревья, насколько я знаю,
Любят такие объятия. Знаете,
Такие, где вы сжимаете очень сильно
Действительно сильно
Я имею в виду очень-очень сильно
Нет, не просто сильно, а очень-очень-очень-очень сильно
Так сильно, что у вас краснеют уши.
Вот это объятия
 © Клаус Джоул
   
 

Camus

...связью с людьми мы обязаны лишь своим собственным усилиям: стоит перестать писать или говорить, стоит обособиться, и толпа людей вокруг вас растает; понимаем, что большая часть этих людей на самом деле готовы отвернуться от нас (не из злобы, а лишь из равнодушия), а остальные всегда оставляют за собой право переключить свое внимание на что-нибудь другое; в эти дни мы понимаем, сколько совпадений, сколько случайностей необходимы для рождения того, что называют любовью или дружбой, и тогда мир снова погружается во мрак, а мы – в тот лютый холод, от которого нас ненадолго укрыла человеческая нежность

Альберт Камю